Виталий Петров: «Почти всю гонку экспериментировал» | Авто-Обозрение


 

Виталий Петров: «Почти всю гонку экспериментировал»

После гонки в Шанхае российский пилот «Катерхэма» ответил на вопросы.

- Как прошел ваш «Гран-при Китая»?

- Неплохо. Немножко не получился старт. Причина простая — я начинал гонку с грязной стороны. У Хейкки старт, напротив, получился очень хорошим, он смог обогнать пару машин. В первом повороте я тоже попытался кого-то опередить, но там все ехали «паровозиком», что-то выиграть или проиграть было достаточно сложно. Поначалу я оказался позади Тимо Глока, но когда было разрешено использовать DRS, я его прошел — крыло сработало эффективно, и больших проблем Тимо мне не доставил. На первом отрезке старался не атаковать слишком сильно. Берег колеса, ведь надо было продержаться до 12-го круга — с одной стороны, звучит не страшно, но с другой — никогда не знаешь, насколько именно хватит комплекта: может, кругов через десять колеса, что называется, «поплывут», и ты потеряешь скорость. Старался как можно дольше сохранить переднее левое колесо — здесь очень много быстрых правых поворотов, и основная нагрузка приходится именно на него.

Потом, после первого пит-стопа, я понял, что можно атаковать и ехал по максимуму — выжимая все, что позволяла машина.

- Хейкки совершил незапланированный пит-стоп. Что там произошло?

- Мне сразу сообщили по радио, когда у него начались проблемы. Обидно — было бы интересно посмотреть, как борьба с ним развивалась бы дальше. Я начал догонять Хейкки еще на первом отрезке, но обогнать его в любом случае было невозможно — у меня были стертые колеса. Однако на итоговый результат было бы очень интересно посмотреть. Увы, у него случились проблемы: на пит-стопе плохо прикрутили колесо. Сами виноваты: Хейкки дали отмашку, что машина готова, и он уехал с еще не до конца прикрученным колесом. То же самое — один к одному — случилось и с Шумахером. У нас есть собственная камера — картинка практически идентичная: машина уезжает, а механик начинает махать руками: «Куда ты?» — но поздно.

- В итоге именно Хейкки, по сути, был вашим единственным «реальным» соперником…

- Да. В принципе для меня гонка была обыкновенной. Впереди идущих достать было сегодня невозможно, а сзади две «Маруси» были далеко. Хотя они сегодня удивили: 40 секунд отставания на финише от нас — я бы не сказал, что это катастрофа. Они постепенно прибавляют. После проблем у Хейкки, я всю гонку ехал в одиночестве: просто старался не допускать ошибок, пробовал разные настройки, которые мы специально подготовили для этого этапа гран-при. Работал с торможениями, с режимами мотора — настроив его правильно, можно уменьшить износ задних колес. Ехал и экспериментировал.

- Вас на круг обогнал только Нико Росберг…

- Да, это большой плюс команде — ты не теряешь дополнительное время. Но главное даже не в этом, а в том, что мы понимаем, что движемся вперед. Росберг обошел меня за один или два круга до финиша. Команда подгоняла по радио, но вряд ли я мог удержаться впереди: когда ты 25 кругов едешь на одном комплекте, прибавить и что-то найти невозможно. Чтобы быстрее добраться до финиша, надо проходить круги стабильно. Да, наверное, я мог бы проехать один быстрый круг, но не факт, что потом резины «хватило» бы до конца.

- В целом гонка вышла просто фантастически интересной!

- Да. Моя получилась немного скучной, но остальные ехали очень плотной группой. Я прямо по ходу гонки успевал смотреть на экраны с трансляцией. Видел обгоны, видел, как чуть не взлетел Марк Уэббер. Рассказал после гонки инженерам — они шутят: «Ну, понятно, если ты вылетишь — будем знать, что смотрел телевизор». На самом же деле это абсолютно не сказывалось на темпе: здесь есть пара очень длинных прямых — на них можно отвлечься.

- Теперь на очереди «Гран-при Бахрейна». Обстановка там не слишком спокойная из-за постоянных протестов…

- Ехать или нет — решать не мне. Я выступаю за команду и поеду туда, куда едет она.

Олег Карпов, Спорт-Экспресс